Глубина чувств

0
432

Глубина чувств

Фундаментальная особенность человеческого естества — это глубина чувств, т. е. уровень или глубина эмоциональных переживаний. Другими словами, речь идет об укоренении чувств в глубинных слоях личности. У поверхностно-черствых натур таковая вообще отсутствует, что, разумеется, имеет далеко идущие последствия, которые отражаются как на направленности личности в целом, так и на поведении конкретного человека. Проницательный мыслитель и исследователь природы человека Людвиг Клагес еще в молодые годы высказал очень важную точку зрения, что каждое чувство несет в себе побудительную и настраивающую функции.

Побудительная сторона характеризует силу или интенсивность чувства (количественная характеристика); она, например, безусловно превалирует при ярости или гневе и одновременно лишает всякого благоразумия. «Вполне естественно», что человек, пребывающий в ярости или гневе, готов в любую минуту атаковать возбудителя своего спокойствия. А настраивающая сторона заключается в особой окрашенности чувства (качественная характеристика), в особом его звучании; например, это дает о себе знать при переживании необычайно красивого захода солнца или просто в присутствии любимого человека, когда оба сердца бьются в унисон и составляют почти единое целое. Внутреннее побуждение сводится до минимума или присутствует в форме побудительной или двигательной заторможенности.

На основе вышесказанного вам легко понять, какое большое значение имеет глубина чувств для человека. Чем глубже его чувства, тем они продолжительнее и живее и тем тяжелее от них избавиться или побороть их в себе, во что, с одной стороны, вносят значительный, нередко решающий вклад сила инерции, постоянство, выдержка, основательность, сила сопротивления и т. д., а с другой — это, конечно, связано с определенными неповоротливостью, медлительностью и своего рода «упрямством». Человек, испытывающий поверхностные чувства, имеет, стало быть, предрасположенность к более быстрым переменам в сфере эмоциональных переживаний: и если, с одной стороны, он довольно скор в восприятии и реагировании на впечатления, т. е. живее, решительнее, бойчее, то с другой — более поверхностен, рассеян, менее основателен, больше ориентирован на меняющиеся впечатления, и он скорее капитулирует перед серьезными препятствиями.

Возьмем, к примеру, все тех же политиков: если какому-либо из них свойственна высокая жизненная сила и одновременно подлинная глубина чувств, то знайте, что он отличается обстоятельностью в помыслах и делах и на него можно положиться. Считая что-то правильным, он легко с этим не расстается.

Выдающиеся провидцы, предупреждающие о грозящей, не усматриваемой большинством опасности, которая со временем неизменно дает о себе знать (например, перед началом второй мировой войны Черчилль предостерегал от Гитлера; Бисмарк с 1871 г. в течение 20 лет — от войны на два фронта), принадлежат к этой группе людей (предостерегающий голос которых так часто остается неуслышанным), история Морганов всем известна. Они никогда не уподобляются тем, кто держит нос по ветру и меняет взгляды как перчатки, живя сегодняшним днем и руководствуясь интересами групп, чей голос наиболее громок. Это напрямую связано с глубиной их чувств, которая, в сущности, не имеет под собой никаких глубоких оснований.