Нужны ли узы Гименея? О кризисе брака и перспективе семьи.

0
153

Нужны ли узы Гименея? О кризисе брака и перспективе семьи.

Насколько я знаю, наша страна, будучи лидером по числу расторгаемых браков, в общем-то недалеко оторвалась от «конкурентов».

Нынешнее положение таково, что дестабилизация семьи характерна для большинства экономически развитых государств. Причем больше всего разводов бывает в первый год супружества— примерно треть, в первые пять лет — две трети всех разводов.

Выходит, распад семьи — в основном проблема молодых?

В молодости мир воспринимается проще. Легко строить, легко ломать… Однако в повторный брак вступает лишь пятнадцать процентов мужчин. А ведь ежегодно в стране происходит около миллиона разводов.

Может, мы изначально не там ищем корни? И разумнее ставить вопрос не «как сохранить семью?», а «какой она должна быть, оставаясь жизнеспособной?»

Этот подход к проблеме я считаю единственно правильным.

Он означает, правда, ни больше ни меньше— покушение на святая святых— традиционное понятие семьи.

«Платон мне друг, но истина дороже…» Вот, к примеру, американский социолог 0. Тофлер, автор бестселлера «Столкновение с будущим», пророчит семье гибель. Нельзя в этой связи не отметить резкого увеличения числа одиноких людей. В США по сравнению с 1940 годом их стало в 10 раз больше. Во Франции четырнадцать процентов женщин одиноки. В СССР в 1985 году из каждой тысячи мужчин 206 никогда не состояли в браке, для женщин эта цифра— 152.

Наряду с увеличением разводов в последние десятилетия появилась тенденция к снижению регистрации браков. Так, в Дании, например, двадцать пять процентов женщин в возрасте восемнадцати — Двадцати пяти лет живут совместно с мужчинами без регистрации. В США таких пар около миллиона. В Швеции— двенадцать процентов. Во Франции более миллиона внебрачных союзов. Для западной женщины давно уже стало нормой: замужество не имеет такого престижа, как в XIX веке. Можно жить вместе и без штампа в паспорте.

У нас в стране тоже много юридически не зарегистрированных семей.

Но это считается аморальным.

А нормально ли это? Мало того, что фактический, но неоформленный брак в СССР стоит вне морали, он лишен и прав. В гостинице или доме отдыха такую семью не поселят в одном .номере, не могут быть решены и вопросы прописки…

Демократично ли поступает общество, ограничивая реальную свободу людей в их личной жизни?

Тем более что запреты эти действуют лишь формально. Ведь те пары, о которых идет речь, все равно найдут возможным и жить вместе без прописки одного из членов семьи, и встречаться в гостиничном номере…

И тут мы подходим к главному вопросу: а не вступила ли существующая форма брака в противоречие с развитием общества? Нынешнее кризисное состояние брака лишь подтверждает то, что таких противоречий накопилось много и требуются изменения. За рубежом появляются «экспериментальные» формы брака — «пробный», «корпоративный»…

Вы говорите о кризисе брака, накоплении противоречии. Давайте попробуем проанализировать причины этих явлении.

До начала двадцатого века брачный союз основывался на прочных патриархальных традициях и цементировался религией. В конце прошлого столетия в России среди православного населения разводов было чуть более , полпроцента. Форма брака соответствовала экономическим отношениям в семье. Муж был кормильцем, остальные члены семьи, в том числе и жена, экономически зависели от него. Следовательно, подчинялись ему. В двадцатом веке женщины получили равные права с мужчинами их заработная плата стала примерно одинаковой. Продолжая по старым традициям вести домашнее хозяйство, потерявшее натуральный характер, женщина, нередко помимо своей воли, становится распорядителем кредитов. Распорядитель. же финансов, как правило, определяет и «общее руководство». Так в большинстве семей фактически главой становится жена.

В молодой семье дополнительным рычагом власти становится секс. Ведь сексуальные потребности молодых мужчин значительно выше, чем у женщин.

Добавлю, что физическая близость в семейной жизни не только одна из ее важнейших основ, но и «всепримиряющий» фактор, сглаживающий большинство разногласий как в благополучных, так и в неблагополучных семьях.

Однако он гасит противоречия лишь на время.

А если «мирный» фактор перестает срабатывать, в молодые годы, не говорит ли это о том, что семейный конфликт принимает угрожающий характер?

Современная женщина часто прибегает к «командно-административному» стилю общения с мужем. Тридцать три процента женщин, недовольных поведением мужа, реагируют резко негативно, в то время как сорок четыре процента мужчин стремятся избежать конфликта, а пятьдесят один из ста готов идти на компромисс. В начале- семейной жизни мужья более чем в два с половиной раза чаще женщин уступают при разрешении спорных вопросов. В стабильных семьях муж уступает в двадцать одном случае из ста, а жена— только в девяти. В нестабильных семьях соответственно четырнадцать и семь.

Экономические и ролевые изменения в семьях, видимо, и есть главные причины возникновения одного из противоречий. Суть его заключается в том, что мужчина традиционно воспринимает самого себя как главу семьи, а на деле он нередко в подчинении у жены.

В правовой литературе брак определяется так: «пожизненный юридически оформленный добровольный и свободный союз мужчины и женщины, порождающий для них взаимные личные и имущественные права и обязанности и имеющий целью рождение и воспитание детей». Юридическое оформление пожизненного союза не лишает его добровольности, но исключает возможность освободиться от этого союза иначе, через развод— сложный, общественно осуждаемый, связанный с расходами и другими дискриминационными мерами акт.

То есть лишает его участников внутреннего ощущения свободы.

Кстати, это делает противоречивым само определение «юридически пожизненный и свободный». Понятие «пожизненный» ассоциируется с наказанием, но не со счастьем. Скрепляя пожизненные брачные узы, церковь предопределяла роли для мужа и жены: муж— господин, жена — его собственность, раба. И эти элементы рабства не вступали в противоречие с характером социальных отношений до первых десятилетий нашего столетия. У многих мужчин и женщин, вступивших в брак, через какое-то время возникает ощущение «рабства». И если для женщин это чувство было привычно и терпимо прежде, то теперь оно часто толкает их на решительные действия — развод. Инициаторы бракоразводных процессов преимущественно женщины.

Юридическое оформление пожизненного брака способно вести за собой цепь психологически негативных последствий, дачи равными в правах, муж и жена начинают считать друг друга своей собственностью. Есть большая печать загса в паспорте да еще общественное мнение, поддержка государственных институтов. И уже вроде бы нет необходимости бороться за супруга, не требуется труда, чтобы удержать его. Ведь есть же печать!

А то, что легко дается, обычно не ценится.

Конечно! Исчезает стимул, который до брака заставлял стремиться привлечь внимание, понравиться, быть интересным и приятным. Кстати, это происходит, несмотря на то, что еще до вступления в брак сорок один процент невест и сорок процентов женихов не исключают возможность развода. Такова уж человеческая психология.

Вы хотите сказать, что в традиционной форме брака утеряна заинтересованность супругов в сохранении добрых отношений между собой и семьи, как таковой ?

Оно так и есть. Отсутствие необходимости «бороться за любовь супруга», стремиться удержать его приводит к тому, что через несколько месяцев, а в лучшем случае лет на семейной сцене появляется муж — небритый, нечесаный, неряшливо одетый, с потухшим взглядом и потерявший интерес к своей такой же неприбранной, в несвежем халате жене. Оба они преображаются только в том случае, если им предстоит встреча с другими людьми — работа, театр, гости. Естественно, что на этом фоне особенно легко возникают и накапливаются неудовлетворенность брачными отношениями, ощущение «рабства». Конечно, чем выше общая культура супругов, тем в меньшей степени проявляются в их брачном союзе элементы «рабских» отношений. И все же они ничем не могут быть полностью нивелированы.

Конечно, и при современной форме брачного союза существуют прочные и счастливые семьи. Однако присмотритесь внимательней вокруг — так ли уж много сейчас по-настоящему счастливых семей?

Боюсь, что очень мало. Многие просто делают вид, что счастливы,— на людях. А многие даже и вида не делают…

На одиннадцатом всемирном социологическом конгрессе прозвучал вывод о том, что «…в обозримом будущем семья будет развиваться в своей нынешней форме». Следовательно, допускается возможность каких-то изменений. Кстати, это согласуется с высказыванием Маркса о том, что «семья должна развиваться по мере того, как развивается общество, и должна изменяться по мере того, как изменяется общество, точно так, как это было в прошлом. Она представляет собой продукт общественной системы».