Женщины любят сильнее?

0
138

Женщины любят сильнее?

Один из самых сложных вопросов, который очень часто задают мне молодые мамы, звучит так: «Почему мне кажется, что я сильнее люблю ребенка, чем мой муж?» Это связано с их представлением о проявлениях материнского поведения. И часто я слышу подобное от женщин, пораженных ощущением равнодушия к ребенку со стороны их мужей.

«Самый сложный момент в моем рабочем дне — это уход на работу и расставание с дочкой, но муж выскакивает из квартиры, не оборачиваясь. Если бы сегодня утром я его не окликнула, он даже не поцеловал бы дочку на прощание», — сказала мне одна пациентка в слезах. В примере, с которого начиналась эта книга, простая проблема немытых рук малыша превратилась в большой конфликт из-за потенциальной опасности для здоровья и воспитания — с точки зрения матери ребенка. Отец же видел только малыша, которому придется есть грязными руками.

Моя пациентка Элли привела другой поразивший меня пример — поразивший именно из-за его распространенности. Они с мужем по очереди встают рано утром, чтобы позаботиться о своей двухлетней дочери. Элли всегда бежит в детскую, едва заслышав плач ребенка; для нее ужасна мысль о том, что их девочка проснется и подумает, что ее бросили одну. С другой стороны, ее муж не спеша встает с кровати, чистит зубы, надевает носки и халат и только после этого идет в комнату дочери.

Слыша, как их дочь продолжает плакать и звать родителей, в то время как муж спокойно занимается своими делами, Элли приходит в ярость. Однако их дочь уже поняла систему: она сперва зовет маму, но если никто не приходит, это значит, что сегодня папина очередь ее будить. И тогда она начинает звать папу.

Дети легко приспосабливаются, и, я думаю, перед нами хороший пример того, как мы можем учиться друг у друга растить ребенка. Для Элли совсем неплохо было бы понять, что с ребенком ничего не случится за те несколько минут, которые она потратит, чтобы закончить свои дела, прежде чем бежать к малышке.

Действительно, кажется, что мужчины воспитывают детей не так, как женщины. Они меньше разговаривают с детьми и больше играют в подвижные игры. В отличие от матерей отцы склонны предоставлять детям больше независимости, даже если ребенок расстроен. Это различие в обращении, естественно, вызывает ответную реакцию.

В исследовании, проведенном в Бостонской детской больнице, при приходе матери дети расслаблялись (у них замедлялись пульс и дыхание, пропускались веки). И наоборот, когда приходил отец, дети начинали дышать быстрее, напрягали плечи и широко открывали глаза, будто знали, что сейчас произойдет что-то интересное!

Конечно, большинство различий в нашем воспитании детей связано с нашей собственной социализацией начиная с раннего детства — иначе говоря, с тем, как нас самих воспитывали. Девочки играют с куклами и мягкими игрушками, в то время как их братики играют с машинками. Родители больше ухаживают за дочерьми, что, в свою очередь, становится для девочек обучающим фактором в обращении с детьми — сперва с игрушками и младшими братьями и сестрами, а позже — с собственными детьми.

В маленьких девочках поощряется эмпатия, а признаки агрессии у девочек подавляются учителями и родителями намного серьезнее, чем у мальчиков. Так что к моменту взросления наши роли четко распределены, и даже самые сознательные и просвещенные из нас ловят себя на том, что передают гендерно обусловленные модели поведения своим детям. Если вы воспитываете маленького ребенка, эта информация поможет вам посмотреть на все с более объективной точки зрения.

Однако в этих различиях могут также играть определенную роль биологические факторы. Одна из моих пациенток, высокоинтеллектуальный академический ученый, получала массу удовольствия от состояния материнства, потому что оно, по ее словам, давало ей ощущение нецивилизованности — животности и инстинктивности — впервые со времен ее собственного детства.

У матерей действительно очень глубока синергетическая и симбиотическая связь с их малышами. Доктор медицинских наук Марк Джордж провел интереснейший эксперимент по сканированию мозга молодых мам, которым давали послушать плач их ребенка. Потом было проведено такое же исследование, когда матери слушали другую аудиозапись — на этот раз тоже плач их ребенка, но затертый до неузнаваемости. И в первом и во втором случае в мозге матери активировались одни и те же области. Мозг женщины смог декодировать сигнал, хотя ее слух был на это не способен.